23:44 

Приключения Мальчика-Дракона или Замок Стаффоль. Глава 2.2

* * *


До Большого Обеденного зала оставалось совсем немного, когда за спинами Кэнда и Андела вдруг послышался сильный шум и гулкий топот, от которого задрожал зеркальный пол. Казалось, по коридору понеслось стадо хвостогромов. Кристен даже замедлил шаг.

Кэнд обернулся и с тоской застонал:
-О, Деасор... Так я и знал, что они тоже будут в Стаффоле!
-Что такое? В чём дело? – встревожился Гайнер, тоже обернувшись, и замолчал на полуслове: к ним приближался зеленокожий громила-демонид — или дем, как их называли в просторечии. У него были самые настоящие красные глаза и жёсткая косматая шевелюра. Рядом грохотал сапожищами такой же гигант-демонид, только бурого цвета, с носом-пятачком и крошечными глазами-щёлками.

Вдвоем демы почти полностью заслоняли сухопарого слугу, замыкавшего процессию. И Кэнду даже жалко стало худощавого юмянина, которого, должно быть, приставили к этим, двоим...

-Киллспайты? – изумлённо выдохнул Андел. — Но... но они-то что делают в Стаффоле, Кэнд? Ведь наш администратор, Энгорн Восьмой, ясно сказал, что для них праздники закончились. В наказание за погром в гостиной...
-Ты меня об этом спрашиваешь? — сердито отозвался Кэнд. — Откуда я знаю, что нашему Восьмому взбрело в голову... Но, как видишь, они здесь!

И точно в ответ за спинами друзей раздался громогласный хохот, точнее, даже гогот:
-Ого, а вот и Дрэгонрайд нарисовался, ха-ха!.. Плохо ты слушал нашего Восьмого, дракоша!

Кэнд снова обернулся, смерив громил сжигающим взглядом: эти двое, Пилакс и Мурекс Киллспайты, были заклятыми врагами Кэнда и Андела, хотя, в основном, конечно, Кэнда.
Впрочем, демы и драконы вообще издревле враждовали, так что и сейчас в любой момент могла назреть потасовка. Правда, с ними были слуги Дарлинга Асоэнта. Так что Кэнд немного расслабился — не начнут же они на глазах у взрослых?

Зато Андел, похоже, всерьез испугался, что его друг полезет в бутылку, и даже за руку его придержал:
-Спокойно, Кэнд, просто… просто не обращай внимания, — забубнил он, с тревогой оглядываясь на гогочущих громил.

А те веселились вовсю, пропустив мимо ушей очередное укоризненное замечание сухощавого слуги.
-Не, дракоша, наш ушастый «министратор» действительно не хотел пускать нас в Стаффоль, — в тон зеленокожему басил бурый Мурекс, — но потом приехал мой отец и так врезал Восьмому по ушам, что он сразу же образумился! — братья снова заржали.

А Кэнд прищурился: что за ерунду несут демы? Само собой, никто и пальцем не трогал их асфильского администратора, известного эльфийского лорда, кстати.
«Однако Мурекс совсем страх потерял с такими-то разговорчиками о нашем Восьмом, да ещё при слугах Дарлинга Асоэнта…» — промелькнуло у Кэнда в голове.

-Поосторожнее, вы, оба, — сердито воскликнул Андел, видимо, обидевшись за их школьного администратора.
-Действительно, лёйты, прошу соблюдать вежливость, — тихо, но с достоинством промолвил сухопарый слуга, — и нельзя ли шагать потише, — добавил он укоризненно.

Пилакс и Мурекс загыгыкали, но всё же подчинились.
-Ну, бывай, Кэнди, — оскалился Мурекс, когда братцы-громилы поравнялись с друзьями, — и да, мы ещё не закончили разговор, учтите! — и он с такой силой хлопнул Андела по спине, что бедолага вскрикнул, чуть не плюхнувшись на пол в своём праздничном костюме.

-Вы, два… два идиота! — срывающимся голосом закричал он им вслед. Правда, демы уже скрылись за поворотом.
-Ну вот, весь праздник, считай, испорчен, — проворчал Кэнд, — с Киллспайтами никакого сладу…

Андел хотел что-то ответить, однако в этот момент они сверну-ли вправо и вышли к высоким дверям, окованным золотыми полоска-ми. Оттуда уже доносились приглушённые аккорды торжественной музыки.

И Кристен остановился, поправив воротник камзола Кэнда:
-Когда войдете, не забудьте поклониться господам из Высшего Собрания и Его Величеству, — предупредил он.
-А... Кристен... — спохватился парень. Надо было срочно выяснить, сколько раз они должны поклониться – один или два. Ведь Дарлинг Асоэнт тоже из Высшего Собрания... Нужен ли ему отдельный поклон?

Однако слуга уже отошёл. А в следующий момент привратники в сверкающих доспехах открыли высокие двери, и грянул туш. Друзья на негнущихся ногах вошли внутрь, в просторный праздничный зал.

Этот зал был настолько огромен, что Кэнд в первые секунды даже растерялся: с незримо высокого потолка спускались каскады люстр, источая волны бело-золотого света. Казалось, сам воздух был насыщен тёплым сиянием, а от оглушительных аккордов зеркальный пол дрожал под ногами. Зал был полон гостей.

Впереди, в шагах тридцати отсюда, чинно сидели ученики Асфильской академии, все при полном параде: в костюмах да вечерних платьях. А чуть поодаль – Кэнд всмотрелся – и голова его вмиг опустела: за длинным блестящим столом сидели члены Высшего Собрания Юма во главе с Райтоном Мудрым!

Сердце парня замерло, в груди полыхнул жар. Это было уж слишком даже для него! Он узнавал лица некоторых советников: тот юмянин в иссиня-чёрном плаще, что сидел в кресле с высокой спинкой – сам Райтон Мудрый, Глава Высшего Собрания. Он смотрел на друзей холодным равнодушным взглядом. Рядом тёмная фигура знаменитого советника Медитариуса; а та, что с длинным, сильно загнутым носиком – конечно же, Принцесса Лилиана, два года назад она была администратором в их родном Асфиле. А сейчас повелевала лесным народцем дроунов на далеком континенте Водлэйн.

Все советники, а их было пятнадцать, смотрели на друзей без интереса; некоторые лениво аплодировали.
Краем глаза Кэнд заметил своего отца, Лейтона Феогарта. Тот ободряюще улыбнулся сыну, и от этой улыбки парень неожиданно пришёл в себя: жар схлынул, бешеный стук сердца немного умерился…

«Мои тётки, Кэнд», — прошелестел где-то сбоку Андел. Дракон скользнул взглядом по нарядной толпе приглашенных, однако тёток Андела не увидел.

Зато взгляд его неожиданно пал на… Нарнель Хэнту — строгую преподавательницу Расчётной теории магии и их бывшего куратора, с которой они в том году ездили в Конгресс Изобретений. В отличие от гостей она была в скромном чёрном платье с серебряным кулоном на груди. И дракон снова почувствовал жар в груди.
«Она-то что здесь делает?» — подумал парень.

А во главе стола, на королевском троне восседал сам Дарлинг Асоэнт, Король Восточной Дионии. Его бледное лицо выражало такое равнодушие и даже презрение ко всей этой церемонии, что Кэнд снова принялся судорожно соображать, сколько же раз нужно кланяться надменному королю. Ведь Кристен так ничего и не сказал!

Когда друзья оказались в пяти шагах от советников, королевский секретарь провозгласил:
-Лёйт Дрэгонрайд и лёйт Гайнер!
Кэнд и Андел, пунцовые от смущения, поклонились советникам и на негнущихся ногах двинулись к столу, за которым уже сидели остальные ученики Асфильской академии.

Их было совсем немного – не больше дюжины, и кресло Кэнда как специально находилось напротив Пилакса Киллспайта. Усевшись, наконец, Кэнд с облегчением вздохнул и даже прикрыл глаза на секунду, чувствуя блаженную лёгкость: даже костюм его стал как будто легче…

-Кэнд! — шепнули в это время сбоку, и парень резко распахнул глаза: рядом с ним сидел не в меру упитанный пушистый кейти с остренькой мордочкой — один из лучших друзей дракона, не считая, конечно, Андела.

-Дэйли? — шёпотом вскричал Кэнд вне себя от радости.
-Он самый, — весело отозвался кейти, пожимая лапой руку Кэнду. Чёрные глаза его так и сверкали под космами шерсти.

Самое интересное, что упитанный Дэйли на этот раз был при бабочке и в элегантном смокинге, который удивительно аристократично на нём сидел. Кэнд еле удержался от смеха, оглядев наряд друга.
-Ну и ну, Дэйли… — снова зашептал он. — Прямо день сюрпризов! Как ты в Стаффоль-то попал? Ведь наш Восьмой категорически не желал тебя пускать?

-Не желал, — согласился упитанный кейти. — Но в последний момент передумал. Раз уж громилосов сюда взяли, то меня и подавно должны были, — фыркнул он. И Кэнд прыснул: под громилосами Дэйли, конечно же, имел в виду братьев Киллспайтов.

-В конце концов, это не я гостиную взрывал, — продолжал тот деловито. — И кто ж виноват, что наш препод зашёл туда за пять секунд до взрыва?
Кэнд снова прыснул:
-Тем не менее, мастер Кларсон думает по-другому. Слышал бы ты, как он психовал потом в профессорской! Тебя лишь чудом не исключили, Дэйли!

-Зря психовал, — хладнокровно ответил тот, — это всё Киллспайты подстроили.
Кэнд хотел было возразить, но Андел вовремя ткнул его в бок:
-Кэнд, ребята, тихо! Госпожа Хэнта смотрит прямо на нас!
-Хэнта? — округлил глаза Дэйли. — Где она? Почему она здесь?

Андел едва заметно кивнул в сторону гостей, и Дэйли, вытянув голову, с тревогой начал искать глазами строгую преподавательницу Расчётной теории магии или сокращённо «РТМ». Надо сказать, этот «РТМ» был один из самых сложных предметов, от которого страдали почти все асфильцы, кроме, разве что, Андела… К тому же Нарнель Хэнта очень ответственно подходила к обучению.

-Вы знаете, — одними губами прошелестел Андел, — я слышал, что она останется с нами на всё время праздников.
-Что-о?! — в ужасе повернулись к нему одновременно и Кэнд, и Дэйли.
-Говорят, она будет нашим куратором, — принялся излагать Гайнер, — ну, должен же с нами быть кто-нибудь из мастеров! За по-ездку ведь академия отвечает.

-О не-ет… Деасор… – шёпотом застонал Дэйли, — пусть это будет кто угодно, но только не Хэнта! Мне от неё нигде нет спасу! Мало ей Асфиля…
-Да ладно тебе, приятель, — махнул рукой Кэнд, — она же не будет нас здесь учить, значит, всё в порядке.

-Ой ли, ребята, — сокрушённо вмешался Андел, прикрыв рот ладонью, — я как раз слышал, что за неделю до праздников нам будут давать какие-то уроки.
И у Дэйли отвисла челюсть:
-У-уроки? – заикаясь, переспросил он.
-Ну, я слыхал что-то подобное, — кивнул Андел. – Мы же, получается, целых три недели пропускаем.
-Вот кошмар-то… — закатил глаза Дэйли.

Кэнд тоже хотел было ужаснуться в тон другу, однако неожидан-но встретился взглядом с Олеикой Менти, его асфильской подружкой, и все мысли моментально вылетели у него из головы.
-Олеика! – шепнул он, чуть из туфлей не выскочив. И та, заметив дракона, радостно всплеснула руками:
-Кэнд, ты здесь… Как же это здорово!

И рот дракона сам собой разъехался в улыбке, однако Нарнель Хэнта, сидевшая неподалеку, бросила на него внимательный взгляд и даже предупреждающе подняла руку.

За столом тотчас все смолкли, один только Дэйли наклонился к другу, прошептав:
-Может, праздник пройдет не так уж и плохо?
-Если бы не зеленомордые, — отозвался тот.
-Да ладно, и с ними разберёмся, — махнул тот лапой.

Церемония Приветствия между тем шла полным ходом. Торжественная музыка гремела так, что уши закладывало. Через минуту к асфильцам присоединились близнецы – Атанэй и Лантер Мадэлиссы, потом – наглая рыженькая юмянка по имени Лоэн. У неё были такие непомерно высокие каблуки, что Кэнд с улыбкой наклонился к Анделу.
-Вот сейчас эта красавица обязательно растянется на полу перед советниками. Ох, и слёз будет, — и они затряслись от смеха.

Однако рыжая модница, похоже, чувствовала себя совершенно уверенно. Она даже не пошатнулась на тонких шпильках и, сделав пару изящных реверансов, направилась к столу. Ее рыженькие кудряшки подскакивали на точёных плечиках.

Парадные двери снова отворились, и секретарь Короля, Дарлинга Четвёртого, провозгласил:
-Кайтэр Акиор!
-Кто? Акиор? — переспросил Дэйли, ёрзая на своем месте. Он всё никак не мог усидеть спокойно.

Над столом учеников пронёсся шёпот и сдавленное хихиканье: Кайтэр Акиор вышагивал с такой важностью, будто был уже каким-нибудь членом Высшего Собрания, а не простым учеником из Асфиля.
-Не понимаю, почему этого Акиора взяли на праздники, — шепнул Андел на ухо дракону, — он всего-то неделю у нас отучился, а уже едет в Стаффоль.

-Нет, вы только посмотрите, посмотрите, как он выступает, — забасил Пилакс, и они с Мурексом затряслись от смеха. Кэнд и Дэйли с улыбкой переглянулись: Кайтэр Акиор и впрямь шествовал к советникам с таким довольным видом, будто ему там гору шоколада обещали отвесить.

-Что вы смеётесь! Это ведь сын самого мудреца и мастера Аэлоры! — взволнованно зашептала Олеика Менти.
-Что?! Мудреца Аэлоры?
-Да ну, не может быть...

У Пилакса вытянулось лицо, а смешки за столом сразу же по-утихли. Мудрец и мастер Аэлора был известен на весь Юм: один из знаменитейших магов! Мудрец и мыслитель… Ходили слухи, что его даже в Высшее Собрание приглашали, но Аэлора отказался, полностью посвятив себя исследованиям в магии и мыслительстве.

-Да-да, я тоже слышал, — шепнул кто-то из асфильцев. — Он знает такие заклятья, которые даже в высшей академии не проходят!
-А я ещё слышал, — добавил общительный Дэйли, — что этот напыщенный Акиор твёрдо хочет стать советником.

-Что? Стать магом Высшего Собрания? — не поверил Андел.
-Именно так, — кивнул Дэйли, улыбаясь.
И Кэнд чуть не расхохотался:
-То-то я смотрю, как он им по-свойски улыбается. Чуть ли не подмигивает.
-А что, ведь его отец Аэлора имеет огромное влияние на Высшее Собрание, а Райтон Мудрый вообще у него в друзьях, — закатил глаза Дэйли. — Думаете, он не может ему порекомендовать своего...

В этот момент Нарнель Хэнта бросила такой испепеляющий взгляд на друзей, что те сразу же умолкли.
Кайтэр между тем с достоинством отвесил поклон советникам, отдельно – Дарлингу Асоэнту, и важно уселся за стол. Его кресло располагалось между бурым Мурексом и Дэйли. Бросив презрительный взгляд и на того, и на другого, Кайтэр закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. Было видно, что за этим столом его никто не интересует. Мурекс, заметив на себе презрительные взгляды Акиора, едва заметно показал Кайтэру гигантский кулак, но тот лишь насмешливо фыркнул.

-Смотри у меня, Акиор. Дождешься! — глухим басом прорычал Мурекс.
-Ну-ну... — высокомерно усмехнулся тот.
-Что-о?! — Мурекс опешил от такой наглости: похоже, он впервые столкнулся с таким пренебрежением к собственной персоне.

-Ну, Акиор, тебе лучше завтра даже из комнаты не выходить! — он потряс внушительным кулаком. Но Кайтэр с деланным спокойствием положил руку на край стола, и по пальцам его забегали-затрещали короткие белые молнии.
-Это ты видел, Киллспайт? – холодно осведомился он.

Глаза Мурекса полыхнули жёлтым огнем, он хотел что-то сказать, но в это время с трона поднялся сам Король Восточной Дионии, Дарлинг Четвёртый Асоэнт. И Кайтэр с Мурексом моментально отвернулись друг от друга, откинувшись на спинки кресла.

-Теперь, молодые господа, пришло время представиться! — Асоэнт обвёл учеников торжественным взглядом. — Итак, вас здесь тринадцать молодых юмян — учеников Асфильской академии, и то, что вы здесь — большая честь для каждого из вас. Вы — первые, кому доведется побывать на настоящем празднестве Кольца Звёзд, на званых вечерах и грандиозных балах, посвящённых этому торжеству... — и Дарлинг Асоэнт пустился рассказывать о традициях Кольца Звёзд.

Кэнд с детства слышал обо всём этом кучу раз. Так что он пере-стал слушать Дионийского Короля, принявшись вместо этого рассматривать бальный зал, советников и нарядных гостей, большинство из которых он не знал.

Ученики чинно сидели за столом, вытянувшись в струнку под тяжёлым взглядом Дарлинга Четвёртого Асоэнта. Разговоры смолкли, лишь гости иногда перебрасывались редкими словами, да шуршание бальных платьев нарушало торжественную тишину. Дарлинг Асоэнт имел удивительную способность одним только взглядом заставить всех замолчать. Даже Киллспайты, и те с интересом внимали словам Дионийского короля.

«Хотя такой способностью, — подумал Кэнд, — обладают наверно все советники… да ещё Нарнель Хэнта».
На её занятиях царила такая же напряжённая, почти звенящая тишина. Кэнд на секунду закрыл глаза, и ему даже показалось, будто он находится не в праздничном зале Стаффоля, за тысячу миль от родного Асфиля, а на какой-нибудь Расчётной теории магии.

Торжественную тишину нарушает лишь резкий голос Нарнель Хэнты, да поскрипывание перьев. Андел рядом старательно записывает лекцию, а он — Кэнд — как всегда ловит мух или играет в “короли и замки” с Кимерином. Дракон никогда не успевал за Нарнель Хэнтой, а потому с середины лекции вместо РТМ занимался своими делами.

-…Итак, многие из вас уже знакомы между собой, — эхом зазвенели слова Дарлинга Асоэнта, и парень вырвался из оцепенения. Дионийский король бросил на него колючий взгляд, или Кэнду так только показалось? Но он невольно поёжился.

-...Поэтому остаётся представить вам тех, кого вы ещё не знаете, — тут дионийский аристократ улыбнулся, и ученики Асфиля встрепенулись.

-Кого это мы не знаем, интересно? – прошептал неугомонный Дэйли. Он снова заоглядывался, с любопытством рассматривая гостей, потом вытянул шею, пытаясь разглядеть советников. Нарнель Хэнте приходилось постоянно бросать на него гневные взгляды, половину из которых Дэйли даже не замечал. Пока Андел не дернул его за рукав смокинга.

-Дэйли, прекрати уже! Госпожа Хэнта всё время на тебя смотрит!
-И пусть смотрит. Мы не на уроке, в конце концов, — парировал тот, но всё же немного успокоился.
Кэнд между тем осторожно заглянул в дальний конец стола, однако никого нового не увидел. Все знакомые: вон Мадэлиссы – брат и сестра из Лэйдинии, рядом Олеика Менти, чуть подальше рыжеволосая Лоэн...

-…И это моя дочь, принцесса Эрнель Алитэ Асоэнт, — в это время объявил Дионийский Король. На этот раз все советники, кроме Райтона и Медитариуса, заулыбались и зааплодировали. А ученики как по команде, повернулись вправо: в самом конце стола с кресла приподнялась маленькая невзрачная блондиночка с голубыми глазами, точь-в-точь как у самого Асоэнта. Она скромно помялась, краснея и вздыхая от излишнего внимания к себе, и села обратно в таком же смущении.

-И это его дочь? — разочарованно спросил Кэнд. — Признаться, я ожидал большего...
Над столом снова пронёсся шёпот и хихиканье. Сплетников среди асфильцев было хоть отбавляй.
Андел покачал головой, издав неопределённое мычание.
А Дэйли хмыкнул:
-Тоже мне принцесса Восточной Дионии... Интересно, сколько ей лет?

-Наверно столько же, сколько и нам, раз она будет с нами на праздниках, — пожал плечами Кэнд.
-Мелюзга, — хрюкнул зеленокожий Пилакс Киллспайт, и они с Мурексом снова загыгыкали. Один только Кайтэр искренне улыбался и аплодировал, подобно советникам, приветствуя дочку одного из самых могущественных королей Юма.

-Представляю, как Акиор будет к ней подлизываться, — шепнул Кэнд, не спуская глаз с Кайтэра, — вдруг она порекомендует его своему папочке...
-Ерунда, — с самым серьёзным видом заявил Андел, — Алитэ слишком мала, чтобы Его Величество к ней прислушивался. К тому же я слышал, что он очень своенравный король и всё делает по-своему.
-Чего ж тогда Акиор так сияет, глядя на нее? — фыркнул Кэнд, и Дэйли многозначительно захихикал.

Дарлинг Асоэнт, заметив веселье за столом, потемнел лицом. Однако не успел он даже слова вымолвить, как парадные двери вдруг снова распахнулись, и в Праздничный зал, уже безо всякой музыки, вихрем ворвался высокий юмянин в чёрном, мокром от дождя плаще. Рядом с ним семенил худощавый мальчонка с неприветливыми серыми глазами, и Кэнд сразу же узнал его.

-О, Деасор... еще один папенькин сынок... – поморщился он.
-О нет, — Дэйли обречённо закрыл лапами лицо, — только не он!
Тут уж почти все, кто сидел за столом, застонали: Бат Адэнский! Хуже не придумать! Хвастливый заносчивый сынок короля Теллинии... Вылитая копия своего папаши, Эйна Адэнского, который считал-ся самым скандальным советником, кроме, разве что, Медитариуса…

«Хотя, — со вздохом подумал Кэнд, — что может быть хуже двух Киллспайтов? С Батом Адэнским хоть иногда можно нормально поговорить. А эти двое...»

-Ничего себе «праздники»... Да лучше бы я в Асфиле остался или домой уехал, — негодовал Дэйли. — В списке нашего Восьмого, между прочим, не было ни Киллспайтов, ни Адэнского!
-Да, но в списке не было и тебя, — попытался утешить его Андел.
-Угу, — фыркнул Дэйли, — по-твоему, куда я туда и они?

Андел виновато пожал плечами.
-По мне так лучше Адэнский, чем громилосы, — отозвался Кэнд.
-А ещё лучше ни тех, ни других, — подхватил Дэйли, прикрывая рот лапой.

Теллинский король между тем с хмурым видом прошествовал к столу Совета.
-Что вам угодно, господин Адэнский? — холодно спросил Дарлинг Асоэнт, не поднимаясь с трона. — Понимаю, что наши правила для вас чересчур сложны. Но всё же, господин Адэнский, дети заходят в одиночку и, что немаловажно, в парадных костюмах. Для взрослых гостей существуют другие двери.

Адэнский сухо ответил:
-Уж извините за опоздание, господин Асоэнт. Погода совершенно нелётная, и у моего сына не было времени надеть парадный кос-тюм, — саркастически добавил он.

-Я не требую от вас объяснений, господин Адэнский, — процедил Асоэнт, — вы попросту пренебрегли всеми правилами приличия в моем замке. Я отмечу это. А теперь, прошу вас выйти вместе с сыном, — Асоэнт раздражённо махнул рукой в сторону двери. — Ждём вас через четверть часа в парадном костюме.

Кэнд, Андел, Дэйли и остальные молча слышали перепалку Короля Восточной Дионии и Короля Теллинии.
-Вы как всегда гостеприимны, — саркастически ухмыльнулся Теллинский король. Асоэнт побледнел от злости, однако промолчал, демонстративно заговорив о чём-то с сидевшим рядом Тодалом Хазгориффом.

Адэнский, ещё раз ухмыльнувшись, развернулся и таким же чеканным шагом вышел из зала вместе со своим сыном. Двери загрохотали. Гости громко зашептались, кое-где раздавались смешки. Теллинский король был знаменит своей демонстративной дерзостью. Кроме того, он не переносил Дарлинга Асоэнта. Что, впрочем, было взаимно.

-Во Адэнский даёт, — потрясённо молвил Дэйли.
-Угу, самый наглый из советников, — мрачно отозвался дракон. — Наверно, считает, что праздник устроили только для его сынка...
-Я бы этому его сынку... — Пилакс потряс огромным кулаком.

В это время во главе стола снова поднялся Дарлинг Асоэнт, и в зале моментально воцарилась тишина.
-Что ж, дамы и господа, теперь пришло время праздничного обеда, — объявил дионийский король.
И гости одобрительно зашумели.
— Его Величество, небось, специально это подстроил, — хихикнул Дэйли на ухо дракону, — я слышал, что Эйн Адэнский не дурак покушать.

Кэнд с Анделом прыснули от смеха. Да и остальные ученики сразу же повеселели. Снова заиграла музыка — на этот раз мягкая, приятная, и в зале воцарился ровный гул голосов, смех, звон столовых приборов.

Слуги в малиновых камзолах разносили блюда с фрикатом и жарким в винном соусе, которое источало такой божественный аромат, что у Кэнда и Андела слюнки потекли.
Повсюду зажглись огни свечей, так что зал окутало тёплое дрожащее сияние.

Праздничный ужин длился наверно часа два. К концу вечера Кэнд и Андел так объелись, что дракон даже не позарился на великолепные эклеры со взбитыми сливками и орешками боно.

-Знаете, ребята, даже в Лесистых, на приёмах у тёти Эленоры я так не наедался, — удовлетворённо похлопал себя по животу Дэйли. И без того упитанный кейти сейчас был больше похож на колобка. Как только пуговицы на смокинге не отлетали!
-Тебе ещё хорошо, — со смехом заметил Кэнд, попивая кофе рикё из миниатюрной чашечки, — я-то на званых вечерах вообще почти не ем. Только вид подаю за столом.

Кэнд и остальные асфильцы ожидали продолжения Церемонии Приветствия в виде бала. Во всяком случае, всё шло именно к этому: эльфийский оркестр настраивал лютни и линарты, гости в ожидании танцев прохаживались по залу, останавливаясь у столиков с вином и фруктами. В зале воцарилось праздничное оживление.

Наконец, из музыкальной ниши раздался долгий торжественный аккорд. И под высоченным куполом вспыхнули каскады люстр так, что драгоценности юмянок и эфесы парадных мечей мужчин засверкали тысячью солнц.

-Ого, ещё и на настоящем балу побываем, — радостно забасил Мурекс Киллспайт.
-И правда здорово! — подмигнул Дэйли друзьям, потом бросил взгляд на часы: было около десяти вечера.
-Наверно тут нет жёсткого расписания, — протянул Андел, тоже глянув на часы, — раз уж нам разрешают остаться на бал... А такие балы могут длиться даже до утра!

-Думаешь, нам позволят до утра остаться? — изумилась Олеика Менти, поправив лямочку своего вечернего платья.
-Ну, наверняка, если уж... — однако закончить Анделу не уда-лось: в этот самый момент к ним подошёл Кристен.

-Лёйты и лёйтэ, — степенно начал он, — прошу всех вернуться в свои покои. Для вас на сегодня праздник окончен.
-И это всё? — растерялся Кэнд. Он уже настроился на дальнейшее веселье.
-А как же бал? — жалобно вопросил Дэйли.
-И действительно, почему мы не можем остаться? — затрещала рыжеволосая Лоэн.

-К сожалению, сегодняшний бал проводится для взрослых гостей Его Величества, — невозмутимо ответствовал Кристен. — Но, не переживайте, молодые леди и джентльмены, через пару дней для вас пройдет другой бал. А теперь позвольте, — он сделал жест в сторону дверей.

И асфильцы, вздыхая и с завистью поглядывая на нарядных гостей, уныло поплелись к выходу.

@темы: юмское, стаффоль, мальчик-дракон, фэнтези, глава 2.2

URL
   

Юмские хроники

главная